главная :: контакты :: разместить статью

На заре цивилизации
Искусство Древнего Египта
Древняя Греция и Рим

Искусство востока
Гречесское искусство
Древнее искусство в Италии
Романское искусство
Готичесское искусство
Новости сайта
Интересные статьи
Нов. современного искуства

КВАТРОЧЕНТО

Основные тенденции в живописи Флоренции второй половины XV века

    Поллайоло вновь обращается к проблеме, оставленной нерешенной Андреа дель Кастаньо и Доменико Венециано, а именно: к согласованию определенного движения фигур с неопределенной подвижностью света. Но он подходит к ней с новой точки зрения, хотя и проникнутой уже некоторым скептицизмом. Не стоит ли начать все сначала, как бы задается вопросом художник,— с пересмотра самой идеи героя как личности, господствующей над враждебными силами природы и общества? Около 1460 г. Поллайоло выполняет для Лоренцо де Медичи три картины на темы подвигов Геракла. Они утрачены и известны нам по более поздним повторениям. Геракл считался покровителем Флоренции. Как и Давид, он воплощал в себе высшие гражданские добродетели (силу и гнев) и являлся, следовательно, типичным флорентийским героем. В то же время это вдохновенный герой, сжигаемый в конечном счете своим неистовством. Донателло помещает на распятии простого крестьянина, Поллайоло делает героем или полубогом шумного грубияна из предместья Флоренции. Борьба Геракла с Антеем превращается у него в яростную схватку, однако художник сумел подчеркнуть в ней не только динамизм движения масс, но и напряжение каждого отдельного мускула, связки или нерва, искаженную гневом судорожную гримасу лица. Линии у Поллайоло отличаются не только напряженностью, но и прерывистостью: общее усилие разбивается на множество слагаемых сил, на несчетное число импульсов, не зависимых от воли и ею не управляемых. Каждый прием приобретает здесь как бы двойное назначение: им моделируется, определяется и выявляется форма тел ради поиска в них источника движения и вместе с тем он способствует прорыву формы вовне, за пределы тел, в окружающее пространство. Пейзаж изображен с высоким горизонтом, до уровня головы Геракла, но это не спокойная, привольно раскинувшаяся панорама, как у Пьеро делла Франчески: пейзаж полон речных потоков, извилистых дорог, атмосферных явлений и блестящих световых эффектов. С этим фоном, наполненным бесчисленными эпизодами, сливается, почти растворяется в природе ищущая выхода энергия фигур. Движения людей или порывы их страсти уподобляются движению естественных стихий — таинственному, глубокому и неуправляемому.
Интерес смещается, таким образом, с передачи структуры пространства средствами перспективы к изображению человеческого тела в движении, к его анатомии. При этом человеческое тело рассматривается уже не как совершенная форма, как мера пропорциональности мира, а как источник энергии и движущая сила. Так перебрасывается мостик между Поллайоло и Липпи с его поисками созвучия человеческих чувств природе, но с той только разницей, что у Поллайоло это созвучие превращается в постоянное взаимодействие звуков и отзвуков, стимулов и импульсов. Это как бы постоянное чередование разрядов и напряжений. Для того чтобы убедиться, какая пропасть отделяет живопись Поллайоло от живописи Пьеро, достаточно сравнить два очень близких по времени, по теме и даже по разработке темы профильных портрета: Баттисты Сфорцы и женский портрет из Музея Польди-Пеццоли в Милане. В портрете, исполненном Пьеро делла Франческой, обширное пейзажное пространство выступает в роли отражателя света для объема головы Баттисты Сфорцы, неподвижное спокойствие царит как в природе, так и в образе человека. В портрете же Поллайоло изгиб спины задает голове легкое движение вперед, на что немедленно, как противоположный импульс, реагируют шейные мышцы; профиль заостряется и вытягивается благодаря линии носа и губ и вместе с тем получает обратное движение из-за выемки подбородка, наклона лба и волос. И этот двойной импульс закреплен одной линией профиля.
Насыщенность колорита отличается у Поллайоло яркостью, глубиной, блеском: она притягивает к себе свет и частично отражает его в виде неожиданных отблесков и бликов. И все же основной вопрос, имеющий отношение к материи, решается главным образом в скульптуре. В ней нет контура и линия может свободно переходить с одной плоскости на другую: но линия — не знак, а предел, рубеж для отражения света. Поллайоло не любит крупную скульптуру, ненавидит «монументальность». Он предпочитает создавать небольшие произведения в бронзе, подобные сгусткам энергии, наделенные яркой жизненностью и как бы излучающие свет на окружающее их необъятное пространство.
К последнему десятилетию деятельности Поллайоло относятся два крупномасштабных и наиболее выдающихся его произведения: надгробия пап Сикста IV (1493, Гроты Ватикана) и Иннокентия VIII (1498, собор святого Петра в Риме). На первом из них, расположенном на уровне пола, на широком, вытянутом в длину катафалке лежит фигура папы, в окружении аллегорических изображений добродетелей и помещенных по сторонам аллегорий искусств и наук. Второе надгробие — настенное, в виде арки, с помещенной в ней статуей сидящего на фоне рельефов с добродетелями папы. И в первом, и во втором случаях Поллайоло размещает фигуру умершего в центре широкой бронзовой доски, в окружении фигурных рельефов и фризов, считая ее как бы центром притяжения света. Движение способствует раскрепощению фигуры, установлению ее связи с фоном, непрерывному чередованию плоскостей в целях повышения их отражательной способности и подчинения света быстрым прерывистым ритмам композиции. Именно благодаря своей прерывистости линия раскрывается во всем многообразии, заставляя материю как бы бродить и вскипать под воздействием света. Взаимодействие между ними настолько полно, что приводит к разрушению пластической формы, к превращению материи в пространство или свет благодаря легкости и изяществу аллегорических образов. Как и в более поздних живописных произведениях, например в «Геракле, поражающем кентавра Несса», Поллайоло удается покончить с тем значением формы, которое Пьеро положил в основу своего искусства. На его место встает тонкое диалектическое взаимодействие между физической реальностью мира, находящегося в процессе постоянного изменения, и быстро ускользающей реальностью фантастического образа.
Исходя из весьма близкой к искусству Поллайоло отправной точки и следуя некоторое время по тому же пути, Андреа дель Верроккьо (1435—1488) постепенно отходит от этого художника, обретая все более широкий взгляд на искусство, хотя еще предстоит установить, повлияло ли, и если да, то в какой степени, на последние два десятилетия его творчества то обстоятельство, что среди его учеников был Леонардо да Винчи. Как и Поллайоло, Верроккьо вышел из среды золотых дел мастеров. На всю жизнь он сохранил уверенность, что ремесленный опыт, опирающийся на верность рисунка, стоит гораздо больше, чем математическая наука. Подобно Поллайоло, он предпочитает поиски — интуиции, экспериментирование — теории, однако расходится с Поллайоло в том, что идеал для него — это не герой, вовлекающий в свое неистовство даже природу, а человек, умеющий установить глубокое согласие между течением своей жизни и постоянным изменением природы. Традиции флорентийской культуры он скорее видит в «натурализме» Липпи и Дезидерио да Сеттиньяно, чем в «историзме» Донателло и Андреа дель Кастаньо; свое начало они берут у Гиберти и его представлений о скрытой и рассеянной в природе красоте, которую искусство отыскивает и выявляет. Гиберти особенно нравятся тончайшие украшения в натуралистическом вкусе, в которых художественное подражание природе действительно направлено, как того хотел Аристотель, к интеллектуальной цели — добавить к верному изображению вещей плод человеческого разума.

 

    Дополнительная информация

  • Японская гравюра неотделима от японской поэзии: трехстиший хокку и пятистиший танка. Гравюрами было принято украшать нишу токонома — средоточие красоты в доме. Графическое изображение часто дополнялось иероглифической записью стихотворения. Перед гравюрой ставился изысканный японский букет — икебана.
  • Чтение стихов, любование цветами и живописью, а также предметами материальной культуры — чашками, чайничками — было неизменной составляющей чайной церемонии, во время которой участники отрешались от всего бытового, мелочного и приобщались к прекрасному.

  • Импрессионизм — начало новой эпохи
    битва за новое искусство. эдуард мане
    дрожание воздуха, мерцание света. клод моне
    в тени голубых кулис. эдгар дега 
    пятнадцать бульваров камиля писарро
    безжалостное зрение. ан ри де тулуз-лотрек 
    праздник жизни. огюст ренуар
    диалоги цвета и формы. поль сезанн
    пуантилизм -живопись на пуантах  
    взвихренный цвет. винсент ван гог 
    рай на таити. поль гоген  
    наивное обаяние примитивизма. ан ри руссо


    Искусство модернизма
    футуризм
    кубизм 
    дадаизм 
    фовизм
    экспрессионизм
    абстракционизм
    «дух зла» терзал его душу. михаил врубель
    титан нового времени. пабло пикассо
    невероятные сны сюрреализма. сальвадор дали 

    НА ЗАРЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ
      Пещерная и наскальная живопись
    ИСКУССТВО Древнего Египта
    ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ И ДРЕВНИЙ РИМ
      Греческие вазы
    Древний Рим
    ИСКУССТВО ВОСТОКА
      Китай - древнейшая цивилизация
    Тибетские иконы - танки
    Японская гравюра
    ВСЕЛЕННАЯ - ХРАМ БОЖИЙ . РУССКАЯ ИКОНОПИСЬ
      Андрей Рублев
    Средние века
    Между средневековьем и ренессансом Джотто
    ЧТО ВОЗРОЖДАЛО ВОЗРОЖДЕНИЕ ?
    ВЕЛИКОЛЕПНОЕ БАРОККО
      Бунтующая простота. Караваджо
    Апофеоз плоти.Питер Пауль Рубенс.
    Прозревающий невидимое. Эль Греко
    Диего Веласкес
    Свет и тени души человеческой. Рембрандт Ван Рейн  
    Прекрасное и мрачное. Франсиско Гойя

    Классицизм: вперед — в прошлое! 

      Никола Пуссен  
    Давид

    Поговорим о странностях любви. Рокко 

     

    Антуан Ватто  
    Франсуа Буше  
    Огюст Фрагонар

    Передвижники
      «Богатырь своей судьбы». Илья Ефимович Репин 
    Поэма о море. Иван Константинович Айвазовский  
    Былины земли русской. Виктор Михайлович Васнецов  
    Душа русской природы. Исаак Ильич Левитан  
    Импрессионизм — начало новой эпохи
     

    Битва за новое искусство. Эдуард Мане (1832-1883)  
    Дрожание воздуха, мерцание света. Клод Моне (1840-1926)  
    В тени голубых кулис. Эдгар Дега (1834-1917)
    Пятнадцать бульваров Камиля Писарро (1830-1903)
    Безжалостное зрение. Анри де Тулуз-Лотрек (1864-1901)
    Праздник жизни. Пьер Огюст Ренуар (1841-1919)
    Диалоги цвета и формы. Поль Сезанн (1839-1906)

    Пуантилизм — живопись на пуантах
     

    Взвихренный цвет. Винсент Ван Гог (1853-1890)
    Рай на Таити. Поль Гоген (1848-1903) 
    Наивное обаяние примитивизма. Анрн Руссо (1844-1910)

    Искусство модернизма
     

    «Дух зла» терзал его душу. Михаил Врубель (1856-1910)
    Титан Нового времени. Пабло Пикассо (1881-1973) 
    Невероятные сны сюрреализма. Сальвадор Дали (1904-1989)

    ВЕЛИКИЕ ХУДОЖНИКИ МИРА
    ГОГЕН
    Жизнь Гогена
      Рождение направления
    Стремление к независимости
    Мастерская в тропиках
    Парижская выставка
    Снова в Океании
    Мандолина и цветы — 1885
    Морской берег — 1887
    Видение после проповеди — 1888
    Автопортрет "Отверженные" — 1888
    Желтый Христос — 1889
    Прекрасная Анжела — 1889
    Aha oe feii (А, ты ревнуешь?) —1892
    Manao tupapau (Дух мертвых бодрствует)
    —1892
    Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы
    идем? — 1897
    Белый конь — 1898
    Гоген, или Бесконечный побег
      Первые взлеты
    Великий Гоген
    Окончательное освобождение
    ГОГЕН (1848-1903)
    Годы испытаний. Начало пути
    Очарование южной природы
      Очарование южной природы
    Маленький бретонец, поправляющий
    деревянный башмак
    Желтый Христос
     
    История
    ИТАЛЬЯНСКОЕ ИСКУССТВО
    Истоки
     

    Истоки
    Истоки (продолжение)

    Эгейская культура
     

    Эгейская культура

    Греческое искусство
     

    Архитектура
    Архаическая скульптура
    Классическая скульптура
    Эллинистическая скульптура
    Градостроительство и архитектура
    Греческая живопись

    Древнее искусство в Италии
     

    Великая Греция
    Этрусское искусство
    Архитектура
    Живопись
    Скульптура

    Древнеримское искусство
     

    Архитектура
    Монументальная живопись
    Скульптура

    Раннехристианское искусство
      Искусство катакомб
    Первые базилики
    Другие центры позднеантичной
    культуры: Милан и Равенна
    Искусство Византии и варварских
    племен в Средние века
    Первое проявление национального
    итальянского средневекового изобразительного искусства
    Романское искусство
     

    Архитектура Северной Италии
    Центральная Италия
    Южная Италия и Сицилия
    Скульптура
    Живопись

    Готическое искусство
     

    Готическая архитектурa
    Готическая архитектура в Италии
    Поздняя готика
    Скульптура
    Живопись


    ИНТЕРЕСНЫЙ МАТЕРИАЛ
    Натюрморт
    Предмет или группу предметов рисуют только в одном каком-то положении. Поэтому надо очень серьезно отнестись к выбору такого положения натуры, такой ее отдаленности, поворота, точки зрения на нее, которые обеспечат узнавание и понимание сути натуры, выявят ее строение и основные признаки. Случайная же точка...
    читать

    Пейзаж
    Изображать пейзаж с натуры — это значит наблюдать и изучать природу во всем многообразии и поэтичности, рисовать ее при различном освещении, в любую погоду и время дня. Разные состояния освещенности в природе оказывают на человека различное эмоциональное воздействие, вызывают определенную гамму переживаний и...
    читать

    Реклама на сайте
    .
    Партнеры и партнерские ссылки
    .
    Большая часть материала взята "Большая серия знаний" - Изобразительное искуство © ООО «ТД «Издательство Мир книги», 2005